Танец кечак

Танец кечак

Танец кечак, вот уже почти 90 лет являющийся визитной карточкой острова Бали, представляет собой драматическое действо, сюжет которого основан на одном из эпизодов индуистского эпоса «Рамаяна». Происхождение кечака восходит к ритуальному трансовому танцу сангхьянг дедари, относящемуся к сакральным и исполняемому лишь при храмах. Собственно, кечак – это мастерская интерпретация сангхьянг дедари, предназначенная для иностранного зрителя, и красноречивый пример способности балийцев ажурно вплетать свои древние традиции в конъюнктуру индустрии отдыха.

История танца

Танцевальная постановка кечак впервые была продемонстрирована в 1930 году. Однако ее создатели – немецкий эмигрант, художник, музыкант, этнограф Вальтер Шпис и знаменитый в те времена индонезийский танцор Уайан Лимбак – доводили шоу до совершенства вплоть до 1935 года. Творческий дуэт не уставал проводить репетиции, прорабатывая мельчайшие детали движений танцоров и оттачивая голосовое сопровождение действа.

С именем Вальтера Шписа, сына немецкого дипломата в Москве, связывают становление современного искусства на Бали. Злопыхатели считают этого деятеля искусств поверхностным, а созданные им картины, являющие собой симбиоз примитивизма и сюрреализма, посредственными. Тем не менее, Шпис, прибывший на остров в 1923 году, стал первым из европейцев, кто оценил и записал балийскую музыку и начал популяризировать традиционные танцы. В его наследии числится не только создание танца кечак, но и усовершенствование немного менее знаменитого легонга. В своих публикациях он не раз повторял: «Эти священные танцы ... – величайшее впечатление моего пребывания на Бали». Вальтер Шпис трагически погиб, не дожив до 50 лет, а вот его партнер по созданию театральной постановки Уайан Лимбак ушел в мир иной в возрасте 106 лет. Всю свою долгую жизнь он формировал имидж Бали как экзотического культурного рая и популяризировал кечак, отправляя свою танцевальную группу на международные фестивали.

Видео: танец кечак в Улувату

Театральная постановка кечак

В постановке танца кечак принимают участие, как правило, от 50 до 150 человек. Группа состоит из мужчин-певцов, танцоров и танцовщиц. Женщины иногда исполняют мужские партии, так как некоторые роли требуют особо плавных, мягких движений. Артисты разыгрывают историю, повествующую о похищении и спасении принцессы Ситы. В первом действии красавица прогуливается со своим мужем Рамой в волшебном лесу, но после того, как возлюбленный отправляется исполнять ее прихоть, остается одна. Этим пользуется король демонов Равана, который предстает перед Ситой в образе несчастного старика. Злодей просит подать ему воды и вынуждает девушку выйти за пределы охраняющего ее леса. Равана похищает принцессу и уводит ее в свой дворец. На помощь Раме, устремляющемуся освободить Ситу, приходят его брат Лакшмана и многочисленные друзья, в том числе любимец публики хитроумный и ловкий Хануман – предводитель ванаров, войска воинов-обезьян. Этих персонажей изображает хор, ритмично выкрикивающий слог «чак», который имитирует крик обезьян. В конце концов, добро побеждает зло – Сита и Рама воссоединяются под восторженные аплодисменты публики.


Возглас «чак» лежит в основе названия танца, так как наименование «кечак» (Kecak) является его звукоподражанием. Это основа для вокального рисунка, сопровождающего танец и представляющего собой своеобразную ударную музыку-речитатив. Хор располагается кругами у своего рода канделябров. В вокале используются только мужские голоса, хоровое исполнение заимствовано из голосового сопровождения к танцу сангхьянг дедари, в основе которого лежит совершение ритуала очищения для освобождения жителей деревень от болезней и зла.


Хор певцов делится на группы из двух или трех человек, поющих вместе. Все актеры сидят рядом, чтобы слышать друг друга и исполнять свои партии синхронно. Самый важный участник хора – Юру Тарек (Tarek означает «тянуть»). Он вокализирует громче всех, задавая хору темп и подавая сигнал для перехода от одной части к другой. Его голос (чак-слог) можно слышать, например, каждый раз перед тем, как «обезьяньи войска» запускают новый круг звукового сопровождения. Юру Тарек кричит два громких «чак-чак» или один длинный «ча-а-ак» в темпе, которому должен следовать хор.

Танцоры облачены в сложные вычурные костюмы, каждому персонажу соответствует узнаваемый наряд и грим, в отличие от хора, где певцы одеты в простые черно-белые саронги, их торсы, часто украшенные татуировками, обнажены. Детализация элементов костюмов, дифференциация движений, поз и жестов танцоров, их расположение на сценической площадке – все это дополнительно подчеркивает образно-символический смысл танца кечак.


Балийский танцевальный канон сформировался под влиянием танцевального искусства юга Индии, но во многом опосредованно – через яванскую школу. Современные балийские танцовщицы похожи на своих предшественниц, изображенных на барельефах классических индо-яванских храмов. Исполнители-мужчины усвоили доминирующую позицию индийского танца: колени согнуты, ноги развернуты, туловище прямое, голова наклонена, особой выразительностью отличаются отточенные движения ладоней и пальцев. В отличие от яванских танцоров, разыгрывающих действо в классической изысканной технике (плавно, медленно, с опущенными глазами), балийцы буквально переполнены энергией: их глаза широко раскрыты, движения резкие, стремительные, прыжки высокие, словно у кошек или обезьян. Сюжеты индийского эпоса в танцевальном искусстве Бали имеют собственную интерпретацию.

Важную роль в танце кечак играют даланг – закадровый чтец текстов, а также Юру тембанг (tembang можно перевести как «песня»), их партии напрямую связаны с танцорами. Они озвучивают визуальный ряд и комментируют действия персонажей, поскольку сами танцоры безмолвствуют, их язык составляют жесты и пантомимы. Пение и танец строго синхронизированы, хореография выверена в мельчайших подробностях, лишь в некоторых эпизодах танцоры могут допустить импровизацию. Чтобы зрителям было легче понять суть танца кечак, перед представлением им выдают брошюрки с описанием сюжета.

Практическая информация

Танец кечак туристы могут увидеть в балийских индуистских храмах. На острове существуют и специальные сцены, предназначенные только для этого действа. Они расположены в городе Убуде, в деревне Бату Булан, в парковом комплексе Гаруда-Вишну-Кенчана, на фантастически красивом пляже Пандава и других местах.

Пожалуй, наиболее эффектно выглядит постановка, разыгрываемая у храма Пура Лухур Улувату, расположенного на краю 90-метрового обрыва, где колоссальной декорацией служат бескрайний Индийский океан и предзакатные небеса. Представление начинает разворачиваться синхронно с закатом, примерно в 18:00. Зрителям повязывают саронги, это делают не только для того, чтобы они прикрыли колени, но и ради создания у них ощущения сопричастности с происходящим на сцене. Оно возникает сразу, как только на расположенной амфитеатром сцене появляются участники мужского хора, облаченные в клетчатые саронги, у каждого из них за ухом – алый цветок.

Все исполнители танца кечак – это не профессиональные актеры, а простые жители ближайших деревень и служители окрестных храмов. Тем не менее, даже представляя адаптированное для туристов действо, они погружаются в транс под звуки собственных голосов. Да и туристов их «ча-а-ак» вполне может увести вдаль от реальности.

Билеты на представление обычно обходятся в 8-10 $. После спектакля с актерами можно сфотографироваться, они будут рады оказать эту услугу за символическое вознаграждение.

вконтакте facebook twitter

Смотрите также: Фото Уганды, Достопримечательности Бермудских Островов, Города Польши, Венгрия, Нерехта, Мар-дель-Плата, Гималаи, Усадьба Михайловское